«Воспитателям» из ГУФСИН отмерили срок
28.05.2011 1057 0.0 0
27 мая в Челябинском областном суде завершилось оглашение вердикта по громкому делу об избиении насмерть четырех заключенных копейской колонии №1 и попытке руководства ГУФСИН региона подыграть виновным подчиненным. Восемь из 18 подсудимых получили реальные сроки в колонии строгого режима – от 9 до 12 лет – и были взяты под стражу в зале суда, остальные, в том числе начальник ведомства генерал-лейтенант внутренней службы Владимир Жидков, приговорены к условным срокам – от четырех до пяти лет. Примечательно, что двое подсудимых на оглашение приговора не прибыли, не желая в наручниках отправляться туда, где совсем недавно чувствовали себя хозяевами.

Адвокаты против СМИ

В зале суда битком: помимо многочисленных подсудимых и их защитников, на оглашение приговора прибыли родные и близкие сотрудников ГУФСИН, а также многочисленные представители средств массовой информации. Журналистов для работы размещают в отдельную ложу, а «группу поддержки» шесть судебных приставов отчаянно пытаются рассадить на общих местах для зрителей. Стульев не хватает: родственников и друзей приходится попросить размещаться сразу стоя.

«Репортеров убери, а родственников посади, тогда все будет нормально», – агрессивно кричит приставам один из адвокатов.

Стоит отметить, что судебный процесс по «делу ГУФСИН» изначально сопровождался оскорблениями и демаршами в адрес прессы, причем не только со стороны осужденных и их родственников, но даже адвокатов. В сентябре прошлого года на первом заседании, несмотря на разрешение суда присутствовать журналистам, два десятка защитников дружно встали и покинули зал, требуя запретить фото- и видеосъемку. Тогда судья указал зарвавшимся адвокатам на закон, и тем пришлось-таки начать работу в присутствии СМИ.

Сегодня в суде на нецензурную брань со стороны родственников осужденных пишущая и снимающая братия не обращала внимания – понимаем, эмоции. А вот оскорбления журналистов, выполняющих свою работу, звучавшие от казалось бы воспитанных и интеллигентных адвокатов, вызывали недоумение. Так, из уст одного из защитников неоднократно звучало «животные!».

Когда шумиха в зале худо-бедно улеглась, появился судья, который продолжил зачитывать вердикт, оглашение которого началось три дня назад. После сухих формулировок приговора были зачитаны два частных определения, в которых судья Игорь Зубенко живописал происходившее в тот день и дал поступкам сотрудников ГУФСИН яркую оценку.


Наказание Владимиру Жидкову (слева) смягчено с учетом его неизлечимого заболевания

«Челябинский централ»

31 мая 2008 года в исправительном учреждении ФБУ ИК-1 Копейска были жестоко избиты резиновыми палками, руками и ногами 12 заключенных, недавно прибывших в транзитно-пересылочный пункт. Четверо из них от полученных травм скончались через несколько часов.

Причиной применения насилия стало то, что накануне заключенные отказались вступить в секцию дисциплины и порядка (что является абсолютно необязательным и делается по желанию осужденного. – Прим. автора). Утром они не встали по команде, не сделали уборку в камерах, отказались от приема пищи и пререкались с сотрудниками колонии. Тогда работники ИК взялись за их «воспитание».

Закованных в наручники заключенных избивали, откровенно издеваясь. Полностью обнаженных мужчин заставляли передвигаться по транзитно-пересылочному пункту ползком. Каждого из них заставили чистить один и тот же туалет зубной щеткой. Силой вынудили написать заявление о вступлении в секцию дисциплины и порядка и прямо на голое тело надеть соответствующую красную повязку. При этом некоторым осужденным по желанию мучителей пришлось доставать ее из коробки зубами.

«Кроме того, осужденных заставляли скандировать лозунги типа: «Копейская колония – лучшая колония!», «Смерть ворам, жизнь ментам!» и так далее, – оглашал судья. – Хором петь песни: патриотическую – «День Победы» и популярную – «Владимирский централ», изменив слово «владимирский» на «челябинский». Что в данных обстоятельствах, когда они лежали избитыми и обнаженными на полу дежурной части, являлось явным издевательством. Некоторых осужденных заставляли садиться друг на друга, изображая всадника и лошадь, некоторых – целовать резиновые палки, которыми их же и избивали. Одного осужденного заставили надеть на шею стульчак от унитаза и поливать себе на голову воду из пластиковой бутылки, имитируя смыв себя в унитаз. Подобное обращение с осужденными оценивается не просто как незаконное, а бесчеловечное. И иной оценки не заслуживает».

Проявление такой жестокости не вызвало никакой негативной реакции у руководства областного управления ФСИН (из чего суд сделал вывод, что это привычные методы обращения с осужденными. – Прим. автора). Примечательно, что этим фактам не уделила внимания и московская комиссия, прибывшая из центрального аппарата ФСИН России, сразу после произошедшего. Заключенные, оставшиеся в живых после избиения, рассказали суду, что столичные проверяющие не спрашивали о событиях 31 мая, а задавали вопросы лишь о бытовых условиях содержания.

«Очевидно, что на тот момент многих устроила выдвинутая руководством ГУФСИН России по Челябинской области версия о применении спецсредств сотрудниками в ответ на нападение на них осужденных при выводе их на прогулку, – отмечает в частном постановлении судья. – Хотя подобное объяснение изначально является порочным, поскольку даже в случае нападения вряд ли можно признать адекватным ответом действия, в ходе совершения которых осужденных забивают насмерть резиновыми палками».

Судья постановил обратить внимание директора ФСИН России Александра Реймера на все вышеизложенное: «В данном случае события, произошедшие на транзитно-пересылочном пункте, получили огласку только в результате того, что четверо из 12 потерпевших погибли. В ином случае, как следует из показаний обвиняемых и других исследованных в суде доказательств, ими были бы составлены подложные документы о якобы правомерном применении спецсредств в ответ на якобы имевшие место нарушения условий содержания. В результате чего никто не понес бы ответственность за содеянное».

Преступления и наказания

А ответственность получилась следующая: восемь сотрудников копейской колонии №1 приговорены к лишению свободы в колонии строгого режима на сроки от 9 до 12 лет. Это те, кто участвовал в избиении именно тех четверых заключенных, которые впоследствии скончались (всего, как установлено судом, в избиении участвовали 14 сотрудников колонии). Остальные работники ИК, от чьих рук не погибли люди, приговорены к лишению свободы условно.

К условному лишению свободы (5 лет с испытательным сроком 3 года) осуждены и представители руководящего состава ГУФСИН области, узнавшие об избиении и организовавшие заведомо ложный донос, злоупотребив служебным положением. В их числе и начальник Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний в Челябинской области генерал-лейтенант внутренней службы Владимир Жидков.


Родственницы подсудимых не могли сдержать слез

Всем подсудимым, кроме Жидкова, назначено дополнительное наказание в виде лишения права занимать должности оперативного работника и работника отделов безопасности (а некоторым также должности руководителей подразделений) в учреждениях федеральной службы исполнения наказаний сроком на два года. Генерал его избежал, поскольку состояние его здоровья (неизлечимое заболевание) признано исключительным обстоятельством, что по закону должно учитываться при назначении наказаний. Таким образом, вопрос о его дальнейшей службе оставлен судом на усмотрение руководства органов исполнения наказания.

К моменту оглашения приговора все 18 подсудимых находились на свободе: кто на подписке, кто под залогом. 27 мая в зале суда взяты под стражу шестеро из них. Трое сотрудников ФСИН не явились выслушать наказание. Двое из них, осужденные к реальному лишению свободы, будут объявлены в розыск после вступления приговора в законную силу.

Не статусное дело

Раздавая всем сестрам по серьгам, судья не забыл и следствие. В адрес генерального прокурора РФ Юрия Чайки также вынесено частное постановление, в котором суд обращает внимание главы надзорного ведомства на тот факт, что следователи неправильно квалифицировали действия сотрудников колонии, инкриминировав им убийство. Следствие не предоставило никаких доказательств, что они заранее имели на это умысел, поэтому необходимо было предъявлять им обвинение в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности смерть потерпевших (часть 4 статьи 111 УК РФ).

Суть в том, что данная статья Уголовного кодекса подсудна районному суду, а не областному, где по неверной квалификации следствия рассматривалось дело.

«Суд приходит к выводу, что целью необоснованного завышения тяжести обвинения явилось искусственное изменение подсудности дела для повышения его так называемого статуса», – отметил в постановлении судья Зубенко. – По настоящему делу обвинительное заключение утверждено заместителем генерального прокурора Юрием Золотовым, который при очевидных нарушениях закона следователем их не устранил и принял решение о направлении уголовного дела в суд».

Суд указал Чайке на нарушение Золотовым уголовно-процессуального закона.

Обморок

После оглашения приговора фигуранты дела, лишенные свободы условно, наотрез отказались общаться с журналистами. Владимир Жидков и вовсе буквально исчез, избегая фото- и видеокамер.

Со стороны работников ГУФСИН приговор прокомментировали только две родственницы одного из сотрудников колонии, получившего реальный срок.

«Они работу свою выполняли! – срываясь на крик, сбивчиво произносила женщина. – Скажите, пожалуйста, если уже сотрудников исполнительной колонии наказывать, что ожидать? Сегодня одних посадили, завтра – других, послезавтра – третьих, зачем вы тюрьмы-то создали?! Пусть убивают, грабят и гуляют на свободе, а сотрудники сидеть будут за то, что охраняли, несли свою службу».

Неожиданно у второй женщины, стоявшей рядом с говорившей, подкосились ноги, в полуобморочном состоянии она стала падать на землю. У нее случилась истерика, подняться самостоятельно она уже не смогла. Несколько журналистов подхватили ее под руки и поднесли к «газели» сотрудников правоохранительных органов, которые уже вызвали скорую и достали аптечку, готовые оказать первую помощь. Тут же подоспела медработник суда. Обморока удалось избежать, но громкий плач несчастной женщины еще долго раздавался во дворе областного суда.

Представители прокуратуры пока осторожничают в комментариях. Говорить об обжаловании приговора стороны не спешат, ссылаясь на то, что предстоит тщательно изучить объемный вердикт. Однако уже сейчас можно с большой долей вероятности прогнозировать, что кассационного рассмотрения дела не избежать.

P.S. К процессу по «делу ГУФСИН» было привлечено внимание большого числа общественников, защищающих права заключенных. 27 мая представитель общественной организации «Руспрофсоюз» Ян Межень передал журналистам видеозапись, на которой зафиксирована встреча сотрудниками ФСИН очередной группы заключенных. Жестокое действие происходит все в той же копейской колонии №1. По словам Меженя, на видео запечатлены события примерно двухгодичной давности. В них не участвуют осужденные сегодня сотрудники, но по рассказам людей, отбывавших наказание, такие «встречи» происходят во многих исправительных учреждениях Челябинской области.

Данный любительский ролик, сделанный самими сотрудниками ГУФСИН, дает возможность живо представить, за что был вынесен приговор 18 сотрудникам главного управления федеральной службы исполнения наказания России по Челябинской области.



Мария ШРАМЕНКО,  Chelyabinsk.ru
Фото Алины ЧЕРЕПАНОВОЙ

Теги:срок, Воспитателям, отмерили, ГУФСИН

Читайте также:
Комментарии
avatar
Loading...